Плен не может длиться вечность

И тянуться бесконечность,

В жизни есть всему удел,

Даже мукам есть предел!

 

Часть№4

Воля!

 

Волны по морю гуляют,

Эти строки вдохновляют,

Поднатужатся, спадут,

То нахлынут, то уйдут.

Море! Ты же бесконечность,

Жить тебе на свете вечность,

Хватит волны уж ронять,

Землю шумом извещать.

Ведь в тебе есть жизнь, и счастье,

И ко всем мирам причастье,

Сжалься к людям на земле –

Дай им счастье в их судьбе!

 

***

Рыбки, ракушки, медузы

Рады жизни, без обузы,

Солнца луч волнует всех,

Поднимая к свету вверх.

В море том трава вся пляшет,

В нем танцует, всем нам машет,

День пришел на радость всем,

Пробуждая мир для всех.

Только змеи и омары

Вмиг забились все под скалы,

Им не нужен яркий свет,

Не волнует их рассвет.

 

***

Вот и дом царя морского,

Мекка царства водяного,

Приоткрытый весь сполна,

Так стоит он там у дна.

За стеною князь Урака,

Позабытый, как бродяга,

Что-то чертит на столе,

Руку держит на челе.

Рядом дочь его гуляет,

О любви стихи слагает,

Потихонечку поет,

Да слеза из глаз идёт.

В стороне жена старушка,

Князя верная подружка,

Вяжет князю сотый год

Тёплый свитер без забот.

Всё здесь так душе постыло,

Неуютно и уныло,

Дом! – О нем скучают все

С состраданьем не во сне.

 

Царь из замка выплывает,

Да и пленных настигает,

Начинает разговор,

Поднимая к верху взор.

«Что ты, князь, скучаешь очень,

Не таи – на землю хочешь?

Знаю, знаю твои грёзы

Все твои печали слёзы».

 

Князь Урака был в печали,

Словно вновь его распяли,

Не водил он дружбы здесь,

Не любил, что в море есть.

«Если знаешь, что пытаешь,

Душу мирную терзаешь,

Что могу я скрыть сейчас,

Находясь средь тысяч глаз?»

 

Но, а царь себя стращает,

Царским видом вызывает:

Посмотреть кто бог,  кто раб,

И кто силой тут ослаб.

«Это верно! Так и надо,

Озирать вас строгим взглядом,

С вами только отдохни –

Вмиг угаснут мои дни!»

 

Князь слегка разгорячился,

Он привык, переродился,

Каждый день царь повторял,

Ни чего и не менял.

«Но зачем ко мне явился,

Как пиявка в меня впился,

Знаю я! Ты, царь морской,

От обид меня уволь».

 

Понял царь не до веселья,

Хватит славы, умиленья,

Разговор – Его начать

Не в раба-царя играть.

«Вижу, на цепь ты посажен,

Я же, скинул свою тяжесть.

Извини, сынок земной,

Что нарушил твой покой.

Да скажи мне, князь уж правду,

Что ж не весел - скушал яду,

Ведь живешь уже давно,

Лет так триста, быть должно.

Убери с лица заботу,

Да былую неохоту,

Оживись! Встряхнись чуть-чуть!

Да пойми всей жизни суть».

 

Князь Урака был простой,

Речи вел всегда с мечтой,

Ну, а тут свалилось горе,

Принесло с утра всё злое.

«Что же, царь, скажу я просто:

Жить с тобой мне неудобно,

Дом родной милее мне,

Чем чужбина в глубине.

И чего я тут не видел?

Всех в округе я обидел,

Тварь твою я невзлюбил,

Жизнь свою, на дне прожил.

Отпусти меня на волю,

Дай жену и дочку Олю,

Буду помнить век любя,

И молится за тебя!»

 

Царь без меры удивился,

Да от слов тех возмутился,

Стал рукой перебирать,

А второй себя стегать.

«Что ты, князь, забылся, что ли,

У кого ты просишь воли?

Ты забыл, за что тебя

Я унес сюда в моря?»

 

Понимал, что хочет князь,

Убежать скорей, сейчас,

Только кто его отпустит,

И грехи его откусит.

«Помню, помню, царь ты моря,

Как прервалась моя воля,

Но сейчас прошу тебя:

Дай свободы для меня!»

 

Царь давно забыл уж всё,

Всё что было, что прошло,

Понимал кто главный в мире,

А кто раб сидит и ныне.

«Вот заладил ты. Пустое,

Наплевал на жалость моря,

Нет! – сказал тебе – и всё:

Не видать тебе её!»

 

Князь подумал: «По-другому,

По-другому, по-иному,

Взять на жалость надавить,

И свободы упросить.

«Помнишь, царь, свою дочурку,

Светлоокую Голубку?

Помни то, что стало с ней,

С той принцессой всех морей.

Хорошо, мой сын, но с болью,

Предпочел морям он волю,

И не бьет его тоска,

Хоть помучился слегка.

Ты пойми: мы все там люди,

Воздух нужен в наши груди,

Ветер, буря и мороз,

Да сиянье тысяч звезд.

Звук земли дрожащей мощи,

И цветы, и счастье ночи,

И рассвет, и тот закат,

И деревьев листопад.

Да и как вы не крутите,

Этим нас не победите,

Ведь мы люди – в том и сила:

Не страшит нас, и могила!»

 

Царь нахмурил, черны очи,

И заплакал что есть мочи,

Вскрикнул что-то про себя,

О дочурке он скорбя.

«Да, вы, люди, все мудрёны,

Души ваши не понять,

Для любви вы потаённы,

Лишь хотите волю взять.

Что вам в жизни вашей надо,

Чтоб природа билась рядом,

Ветер, бурю и мороз,

И сиянье тысяч звёзд.

Всё вам в жизни этой мало,

Где пришли, всего не стало,

Как поселитесь, то там

Мир приходит в дикий срам!»

Царь без меры рассердился,

От обиды обозлился,

Крикнул: «Всё! Иди назад

В свой спокойный дикий Ад!»

 

На минуту всё поникло,

Услыхав слова притихло,

Слово-то не воробей,

Раз ушло, так не жалей.

 

Царь задумался надолго,

Всё что сделал только, только.

Вдруг рукою отмахнул.

Да и воду подтолкнул.

«Да, князёк, что делать будешь,

Море мигом позабудешь,

И не вспомнишь про меня

Дня так где-то через два.

Только там не будешь счастлив,

Грязь в том мире, много фальши,

Да и жить тебе всего

Года три, да вот и всё!»

 

Понял князь, её добился,

Ведь к свободе он стремился:

«Отпустили б  уж быстрей,

И как можно поскорей.

Сколько жить, то боги знают,

Жить при этом не мешают,

А что время там прошло,

Мне без толку. Всё равно!»

 

Ну, а царь слезу снимает,

Рукавом всё подтирает,

Всё не мог в себя прийти,

Чувства, разум обрести.

«Напустил слезой мне слабость,

Пробудил во мне ты жалость,

И зато тебе я дам

То, что ты и не желал.

Я верну вам юность, годы,

В тело ваше;  дар свободы,

Чтоб смогли как прежде там

Сделать жизнь в угоду вам.

Позабудь про все обиды,

Мы с тобою точно квиты,

Каждый да, своё хотел,

Но того не поимел.

Может, вновь родите сына,

Попытаться в ваших силах,

Я не влезу в жизнь его,

Хватит мне уж одного!»

 

***

Утро! Солнце уже встало,

Ветром ветки зашатало,

Тут весна уже пришла,

Свет, тепло всем принесла.

Всё вокруг позеленело,

Зацвело и все запело,

Новой жизни радость дав,

Юность, свежесть ей придав.

Мишки вышли из берлоги,

Исхудав, поджавши ноги,

Но к ним радость в жизнь пришла,

Дав им света и тепла.

Да и птицы прилетели,

И опять, опять запели,

Мир воскрес от той зимы,

Снова жизнь! Опять цветы!

 

***

Возле моря по дорожке

Вдаль идут, сгибая ножки,

Двое путников и князь,

Все по ходу веселясь.

 

Но вдруг князь остановился,

Взгляд в мир светлый устремился,

Восхищаясь ей сполна,

Прошептал о ней слова.

«Как, природа, ты красива,

Величава, горделива,

Радость даришь ты очам,

Пробуждая души нам.

Заскучал я по природе,

По весне, дождям, свободе,

По ночным огням в тиши,

По ветрам родным вдали.

А народ мой весь уж вышел,

Горем, муками он выжжен,

Как мне жить то без тебя

Ты прости, прости меня!

 

Вот и домик небольшой,

Видно, он сторожевой,

Стражник вышел и спросил,

Словом, тишь всю разбудил.

«Вы откуда так идёте,

Отвечайте поскорей,

И куда свой путь ведёте,

Говорите мне быстрей».

 

А Урака улыбался,

И ответ найти пытался,

Радость душу всё скребла,

Потому как свет нашла.

«Не сердись на нас ты, стражник,

Мы идём с морей назад,

Что поём – у нас-то праздник:

Отпустили навсегда.

Сам я князь Урака. Знаешь,

Жил я триста лет назад,

И меня хоть вспоминают

Тут у вас, да невпопад».

 

 

Ну, а стражник был сердит,

Словно зверь в норе рычит.

Ведь они не понимали,

Что здесь люди воевали.

«Я не слышал об Ураке,

Убирайтесь вон, собаки,

День сегодня-то святой,

Дайте мне уже покой».

 

Князь не стал тут долго спорить,

Он не мог себе позволить,

Повернулся и ушел,

В лес, что вдаль его уж вел.

С тех времён никто не видел

Князя и его семью.

Выбрав кров простой поближе,

Он обжился там в лесу.

И царя не видно тоже,

Растворился в море, может,

Только дань свою берёт

И кого, кто знает, ждет.

 

Ну, а дочери-то князя,

Что расплылись по морям,

Вспоминают дом, рыдая

На морях, и по ночам.

Рыбаков тот вой пугает

И от мест тех отгоняет,

Кто же хочет слышать плач?

От него ж душа вся вскачь!

                                              

***

А Итиль – река простая,

К морю воду прибавляя,

Все течет из года в год,

Защищая от невзгод.

И тебе, той речке бурной,

Быть в веках всегда бравурной,

Ну а мне уже пора

Закрывать рассказ. Пока!

 

 

20.07.2012- 15. 07.2014