В лесную тишь приходит вечер.

И солнце вспять от нас идет,

Оно за дальний лес садится,

Ночная темень нас уж ждет.

А ранним летом, солнца много,

Но днем всё ветер холодил,

А тут затих он ненадолго,

С собой прохладу прихватив.

 

В багряном вечере заката,

В прощальном отблеске лучей,

Природа! – Негой вся объята,

Горит вся золотом лучей!

 

Сверчки запели серенады,

Ещё приятно и светло,

Им стрекотать души баллады,

Пока не станет здесь темно.

 

За лес и солнце вдаль ушло,

На землю темень опустилась,

И нам пора домой давно,

Во сны – Душа чтоб поселилась.

 

Мы в старом доме разместились,

И на перинах улеглись,

С удобством мы тут развалились,

И говорить уж принялись.

 

Но мы устали к сну нас клонит,

Душа ко снам уже летит,

И ночь, уж там за домом ходит,

И звоном всех к себе манит.

 

Блаженство мира, гул глубокий,

И свет звезды в окне далекой.

Но песня тут пошла звучать,

И писком диким раздражать.

 

 

«Что тут летает за певица?

Отвечу вам. - То я царица,

Опять у вас я здесь кружу,

И ужас всем вам навожу.

Кто я такая! – Комариха,

В ночи пою, летаю лихо,

Не надо ручками хватать,

Ведь я царица надо знать.

От вида плоти я бледнею,

От вкуса крови я дурею,

И дайте мне её сейчас-

Уже ж огонь у вас погас!

 

Потом на балку я присела,

Смотря на жертву чуть дыша,

И про себя тихонько пела,

Что жизнь моя так хороша.

Взлетаю! - Песню запеваю,

И к жертве ближе я лечу,

Тут запах чудный ощущаю,

И к ней, приблизится, хочу.

А жертва в страхе все не дремлет,

И звук мой тонкий не приемлет,

Руками воздух с силой бьет,

Но до меня не достает.

 

А я летаю как родная,

И жду, когда же ты заснешь,

Чуть сон придет – Уже тогда я,

Вопьюсь в тебя сильней чем нож!

 

Но жертва так не подпускает,

И словом грубым всё бранит,

И тело все уж закрывает,

И кулаком своим грозит.

 

Ну что мне делать, я не знаю,

И я от жертвы отлетаю,

Сажусь на балку и сижу,

И вспоминаю жизнь свою:

В году так-этак трех миллионном,

Когда была я мотылем,

В пруду лежала я зимою,

В укрытом месте под водой.

Мы илом медленно питались,

И меж собою красовались,

Нам было весело, смешно,

И так, два года там прошло.

Но время шло, и миг тот канул,

То было раньше не сейчас.

От старины мой ум воспрянул,

И омочил слезой глаза!

 

Ну! - Долго здесь сидеть и мёрзнуть,

Слетать на жертву мне взглянуть,

Унять сомненья, страх отвергнуть,

И в крови сладкой утонуть.

А жертва спит и не моргает,

Руками больше не трясет,

И подлететь мне позволяет,

Видать меня уж точно ждет!

Я в жертву хобот опускаю,

Кровищей брюшко набиваю,

Уже мне хватит – Я лечу!

И сесть от тяжести хочу.

 

Лечу, и жертву вспоминаю,

От удовольствия вздыхаю:

Но что-то рвет меня внутри,

Чтоб кровь мне царскую найти-

Ох, если б дали мне вслепую,

Отведать кровь ту голубую,

Испить до дна, не отлетать.

То пост уж царский мне держать!

В лесу сидела я б на троне,

Приказы отдавала вмиг,

Все подчинялись мне в поклоне,

Не поднимая кверху лик.

 

Дела все сделав, улетаю,

И дом замшелый покидаю,

К пруду, где рано поутру,

Давали ила по ведру.

 

Но птица рядом пролетала,

Меня заметила, поймала,

И понесла за облака,

Не дав мне воздуха глотка.

Душа от тела оторвалась,

И в ад она засобиралась,

Куда не хочет, кто попасть

И где нам всем, увы, пропасть.

В аду там встретят и направят,

Нектар ужасный собирать,

А также с злобою заставят,

Пыльцу цветочную глотать.

Ох, если б здесь мне дать с мечтою,

На сутки встретиться с землею,

Я б покусала не шутя,

Людей с той воли уходя!»

 

Вот снова утро к нам приходит,

И солнце радостно горит,

От птичьих звуков и мелодий,

Ожил весь мир, на нас глядит.

Тут небо синим, чистым стало,

И солнце ярче засияло,

С утра к нам счастье тут пришло,

Что ночь прошла, опять светло.

И воздух чистый и прозрачный,

Дает свободы нам глоток,

Его вдыхаем с волей жадной,

И глубже делаем мы вдох.

Одно немного нас смущает,

Следы укусов на себе.

Нас-то без меры забавляет,

Ведь все подвластны мы судьбе!»

 

29.01.12